13:27 

Две старые работы про Скрима. (TFP и Armada)

Kaon Justice
That is not dead which can eternal lie, and with strange aeons even death may die.
Разгребаем завалы хрени текста. Еще пара стареньких фиков из бытности фанатизма по Скриму.

Название: Tell me where do we draw the line
Автор: Ирвэ
Бэта/редактор: Josephine
Вселенная: TF: Armada
Пэйринг: Мегатрон/Старскрим
Рейтинг: PG-13
Жанры: POV, AU, Songfic
Предупреждения: OOC
Размер: Драббл
Статус: закончен
Описание: Если бы однажды спросили, существует ли для меня тот, кого можно назвать кумиром, то раньше я бы задумался.
Разве можно кого-то считать идеалом, боготворить его и стараться обратить на себя его внимание? Разве можно ловить каждое слово, сказанное чужими губами, каждый жест или смену интонации вокодера? Разве можно...
Примечания автора: Первая работа по данному фандому. Коряво, путано, непонятно. Так, как может начинающий. Я не претендую на каноничность событий и персонажей - сложно сказать, какая вселенная роднее, наверное - Transformers Prime или Армада. Это лишь образы, не более. Образы из головы, которые пожелали встать на ноги.
Музыка для атмосферы: Poets Of The Fall – Where Do We Draw The Line
(каждое слово в тексте, это ее "подарок")

Нет смысла в шарады нам играть.
И как мне понять теперь: пора уйти,
Или стоит ждать?

Что день грядущий принесет?
Что вижу, не играет роль.
И если к цели не приду,
Знать бы, где провести черту.
Дай знать, где провести черту.


Если бы однажды спросили, существует ли для меня тот, кого можно назвать кумиром, то раньше я бы задумался.
Разве можно кого-то считать идеалом, боготворить его и стараться обратить на себя его внимание? Разве можно ловить каждое слово, сказанное чужими губами, каждый жест или смену интонации вокодера? Разве можно...

Смешно смотреть на всех этих мехов, которые сходят с ума по взрослым и крупным Трансформерам, улавливают их движения, ждут, когда позовут, поманят. Когда прижмут к себе и никогда более не отпустят.
Так глупо выглядят их желания со стороны, так нелепы попытки обратить на себя внимание.
Раньше мне нравилось наблюдать за ними тайком, ведь каждый преобразовывался по-своему, когда на горизонте появлялся кумир.
Их оптика так и сияла: "ну, обрати на меня внимание, я сделаю все, что пожелаешь. Только посмотри на меня!"
И я старался не смеяться, когда видел такие взгляды в толпе, обращенные к тебе.

Мне казалось, что они съехали с процессора, ведь не видел того, что видели они.
Восприятие у всех свое. Кто-то в белковых видит прекрасное, а кто-то считает их муравьями под серво. Кто-то любуется звездами, а кто-то предпочитает смотреть на воду. Природа всегда была прекрасной - это бесспорно, но смотреть на тебя такими глазами, словно сам Праймус снизошел к ним...
Наверное, для меня слишком сложно понять это, ведь сам я никогда ни на кого так не смотрел. На меня - да, смотрели.

Иногда я спрашиваю себя, что такого особенного в грязном шахтере, который решил выступить против Сената. Чем ты заслужил столь великие почести, когда сам из себя представляешь только гору металлических мускулов, если говорить словами все тех же белковых.
Хорошо, умную гору мускулов.
С первых минут знакомства я уверовал, что мы слишком разные, слишком непохожие... Слишком.
Одного общего желания и взглядов не достаточно, чтобы понять, что рядом именно тот, кого Вселенная создала для тебя. Одних жестов и слов мало, чтобы заставить поверить.
Но достаточно одних прикосновений, чтобы развеять все сомнения, заставляя окунуться в нечто незнакомое, но столь желанное. Жадный до знаний, жадный до права обладать.
В один миг ты подарил и забрал себе то, что хотели оба. Взаимовыгодное существование, так, кажется, говорят белковые. Когда один и второй находят в союзе что-то свое, тайное, желанное, способное подчинить обоих, какими бы строптивыми не были их изначальные программы.

Не существует созданных друг для друга, каждый создан сам для себя. Но всегда найдется похожий, способный дополнить программу, переписать ее так, чтобы обоим стало комфортно существовать дальше.
Я никогда не понимал, что эти мехи находят в тебе, почему крутятся вокруг, желая прикоснуться, никогда не стряхивают с манипуляторов незримую пыль, заметную только мне в порыве ярости.
Я никогда не знал, что способен так злиться, стоит кому-то коснуться твоего плеча и получить улыбку. Не оскал, которым одариваешь ты меня каждый раз - выполнено задание или провалено. Именно улыбку - открытую и откровенную, как прикосновения в ночи, способные опалить и оставить дыры, которые будут ощутимы, но не видны. Как клеймо, сокрытое броней.

Ты знаешь, что я не понимаю их фанатизма, не принимаю их веру в тебя, как свою. Знаешь и улыбаешься еще шире, видя, как на их прикосновения реагирует моя оптика - то вспыхивая, то угасая. Я так и не научился справляться с эмоциями, когда-нибудь они меня погубят.

Эта игра завораживает и затягивает с самого начала, поглощая, как чёрная дыра. Пути назад уже нет, только вперед, в черный омут, чтобы раствориться и стать единым целым или сгинуть окончательно. Игра на двоих, где нет места всем этим фанатам. Не только твоим, но и моим. Которые не знают, что им ничего не светит, что такие, как мы, не находят, а берут. Берут то, что хотят, когда хотят, как.
Им нужны любовь и ласка, внимание, забота их кумира.
Нам же нужны просто мы сами - полностью, такие, какие есть, без масок и фальши. Если ты жесток, не притворяйся овечкой, получай удовольствие от своей жестокости. Дари с ее помощью удовольствие.

Из фанатов они становятся рабами, следуя за тобой по пятам, ловя каждый приказ, как живительную каплю энергона, поклоняясь и боготворя. Ты их Лидер, их вождь, а они твои глупые марионетки. Прикажи - и кинутся с обрыва.
Я знаю, педантичная преданность привлекает всех правителей, я сам хотел бы таких рабов, которые готовы носить на руках, слизывать энергон и пыль с каблуков, скандировать мое имя. Но в то же время покорность быстро становится обыденной, как банальная подзарядка каждый вечер.
Не существует функционирования без борьбы, как грозы без грома.

Я смотрю на то, как эти мехи липнут, словно мухи, желая поведать о выполнении задания. Новичков всегда приятно одергивать, показывая силу, не так ли, мой Лидер?
Мы то оба знаем, чего хотим на самом деле, чего желаешь ты сам в такие минуты.
Знаем...
И поэтому после "жеста доброй воли" для новичков в рядах армии, ты покидаешь их, зная, что я последую за тобой.

Танцуют свет и тени за окном,
Поэзию неведомую вьют.
Жизнь одинокая - твой тяжкий крест,
На волю птице выйти не дают.

Так, может, устроим маскарад?
Пока не сгинет все,
Пока у нас с тобой есть путь назад.


Когда щелкает электронный замок за спиной, становится совсем тихо, только работа наших вентсистем нарушает покой отсека. Ты стоишь возле иллюминатора, неспешно отстегивая пушку и бережно, словно любовницу, откладывая ее в сторону. Проводишь по всей длине когтями, но так, чтобы не оставить следов.
Наблюдать за тобой теперь равносильно вторжению в личное пространство. Тут, в этом темном отсеке, ты предоставлен сам себе, можешь позволить и каплю нежности, только не окружающим, и толику задумчивости.
Кажется, полностью поглощённый думами, ты не слышишь, как я подхожу ближе, останавливаюсь за спиной.
Вселенная спит, пора бы и нам - только отгремела очередная битва с автоботами.
Касаться твоих плеч всегда было опасно, особенно во тьме, вырывая тебя из вихря мыслей и планов на будущее.
Я чувствую, как под когтями пробегает ток, словно дрожь по телу, вижу, как ты оборачиваешься, вспыхивая оптикой, но потом успокаиваешься, поняв, кто перед тобой.

Теперь мы не разговариваем, раньше - да, когда только начиналась наша игра в обоюдное существование. Раньше было все: обсуждение, политика, скандалы, ссоры, истерики, которые в итоге заканчивались одним - резкий взмах манипулятора, боль, смех и интерфейс. Жесткий, без толики заботы и ласки. Такой, который нужен обоим, чтобы забыться, почувствовать себя функционирующими, а не просто существующим.
Этот отсек помнит все: скандалы, словно мы всю жизнь были старыми супругами, стоны, мольбы о продолжении.
- Я так устал, - произносишь ты во тьме, и я молча улыбаюсь.
Так же молча беру за манипулятор, утягивая в сторону платформы. В этом жесте нет ласки и нежности, нет заботы. Я лишь предлагаю скоротать время до рассвета, планы подождут.
И ты идешь, как покорный судьбе, как верящий мне. Если бы это было правдой, все в мире стало бы куда проще. Но мы оба знаем, что нет тут никакой покорности, есть лишь выгода. Наша выгода.
Пальцы сжимают сильнее, дергая, притягивая в объятия - болезненные, но терпимые. Губы дарят глубокий поцелуй, заставляя притушить оптику, которая вспыхнет за мгновение до разрыва. Ты никогда не увидишь, какое наслаждение дарят твои прикосновения, а я никогда не покажу, что видел тебя Настоящего. Это будет наша маленькая тайна - моя и моего Лидера.
И пусть эти мехи за дверью выясняют, кому досталось больше твоего внимания , пусть дерутся, перебрав сверхзаряженного, - это их право.


Название: Представь
Автор: Ирвэ
Вселенная: TFP
Пэйринг: Мегатрон/Старскрим
Рейтинг: R
Жанры: PWP, POV
Предупреждения: OOC
Размер: Драббл
Статус: закончен
Описание: Только представь, и воображение само тут же нарисует картинку. Яркую, красочную - живую настолько, что ты потеряешься - где реальность, а где только твои фантазии...
Ты только представь, мой Лидер... (с)
Примечания автора: с рейтингом не уверен, так что,если будут добрые люди и подскажут - велком! Вторая работа по вселенной, стараюсь развиваться...

Представь, мой Лидер, сидишь ты один перед мониторами, наблюдаешь за работой, иногда мимо снуют эрадиконы на посылках у Саундвейва и, разумеется, выполняя твои приказы.
Тишина.
"Немезис" погружен в полутень и лишь в иллюминаторах иногда мерцает бликами звездное небо, иногда мимо корабля проносится запоздалая птица или серое туманное облако.
Где-то в стороне шуршит по клавишам Саундвейв, проверяя работу перед тем, как уйти в свой отсек, оставив тебя наедине с самим собой. Его смена еще не окончена, но тебе хочется побыть одному, насладиться тишиной, темнотой, легким шуршанием собственной вентсистемы.
Внешне, можно подумать, что ты всем процессором увлечено следишь за мельтешением картинок на экране, полностью в работе. Так оно и есть, отчасти... - ведь по внутренней связи внимательно слушаешь отчет о прошедшем налете на сектор 7. Тот самый, где пару орнов назад Оптимус так нагло и гадко выбил тебя в офф, и пришлось отступать.
Разумеется, таков приказ отдал ты сам...
Ты слушаешь, иногда кидая взгляд на Саунда - не заметил ли, как участилась работа вентсистемы, ведь отчет носит весьма двусмысленный характер...

Представь, как хорошо было, еслиб никого вокруг не существовало, тогда можно притушить оптику, скользнуть манипулятором по экзоскелету, грудным пластинам, опускаясь все ниже, представляя, что вместо твоих суровых и грубых серво по стыкам брони скользят тонкие когти, поскребывая и поддевая, старясь добраться до самого нутра. Очерчивая каждый стык, каждый шов, поддевая, оставляя легкие царапины на краске - потом можно будет взяться за полироль.
Тебе бы понравилось...

Экзоскелет нагревается, по нему пробегают легкие, но весьма ощутимые волны напряжения. Удовольствие от предвкушения подталкивает манипуляторы дальше: касаться грудного отсека, брюшных пластин и ниже.. Скользить по паховой броне, чувствуя, как отзывается под экзоскелетом, всеми шестеренкам тянущийся к ласке, эндоскелет.
Ты когда-нибудь испытывал подобное, Лидер?
Саунд подозрительно косится - кажется, последний звук, слетевший с твоего вокодера был довольно громким и чувственным, позволив Связисту сделать кое-какие выводы. Но даже, если что-то понял - молчаливый Саундвейв никогда не покажет это ни единым звуком или жестом.
Одного короткого взгляда в его сторону хватает, чтобы взять себя в руки, но не так все просто.
Отчет продолжается, теперь уже повествуя о том, каким мог бы быть исход боя, если бы ты не ушел в офф-лайн. Это некая издевка, подкол, шпилька, которая не дает расслабиться.
Не всегда то, что в твоих руках уже твое полноценно.
Саундвейв тактично прощается, в привычной своей манере - слегка склонив шлем. Он уже хочет покинуть рубку, да что-то привлекает внимание на экране. Вновь работа...
И ты уже рычишь - при нем расслабиться не получится.
Приходится продолжать себя сдерживать.
Помнишь, каково это, когда когти касаются паховой пластины, забираются в стыки, скользя вдоль и стараясь поддеть. Аккуратно, с легким нажимом, чтобы потом насладиться щелчком, сообщающим об открытии.
Как глосса скользит по экзоскелету, проходя тот же путь, что и когти, задерживаясь в области Искры.

Жар от ее камеры уже неумолим, одними поверхностными прикосновениями его не унять, хочется больше. И ты представляешь, что вместо Саундвейва в рубке пустота и тьма, у которой есть имя. Ты не произносишь его, но чувствуешь, представляя, как скользят манипуляторы по широким плечам, оглаживая каждый выступ, дразня шейные проводки, а губы нашептывают в аудио о желании.
Стучат по швам коготки, поддевая, раздвигая и касаясь экзоскелета, заставляя штекеры искрить и извиваться, требуя свободы. Представь, как расходятся в стороны грудные пластины, как покрываются смазкой разъемы, желающие, требующие, ждущие. Как скользит по их краю глосса, вылизывая, проникая внутрь, касаясь тонких и чувствительных стенок, сжимающихся при каждом прикосновении. Искрят штекеры, с наконечников которых слетают искры, когда их легко вбирают губы. Глосса играет, скользя вдоль, задевая самый кончик, дразня, периодически с нее срываются легкие заряды, убегающие вглубь всего естества.
Не выдерживаешь, и с губ слетает стон, от которого Саундвейв невольно вздрагивает и, наконец, покидает рубку. Он не желает быть свидетелем.
Теперь можно, запрокинув шлем, устроиться поудобнее в кресле, притушить оптику, раздвинуть ноги и представить..

Представить все, что только можно: скользящую глоссу, вылизывающую каждый разъем, каждый штекер, ласкающие когти и манипуляторы, прохладный, начинающий раскаляться под манипуляторами металл экзоскелета, отвечающего на каждую ласку.
Серво скользят в разъемы, и ты не помнишь уже, где находишься. Есть только темнота, ты и воспоминания.
Внутренняя связь давно молчит, но в процессоре все еще можно услышать знакомые нотки - сладкие и безумные.

Экзоскелет под манипуляторами уже пылает, требуя, протестуя медлительности, желая. И манипуляторы спускаются ниже, лаская интерфейс-систему, провода и коннектор. Цепляя, корябая так, как бы это делали металлические когти, поддевая, сжимая до боли.
Энергон в проводах уже похож на раскаленную лаву, вентсистема хрипит, не справляясь с жаром, процессор шепчет о перегрузке, предупреждая, но так томно и страстно, что хочется еще.
Серво касаются чувствительных датчиков под коннектором, и с губ слетает новый стон, схожий с рыком зверя, а тело содрогается от удовольствия. Ты представляешь, как этих датчиков касается глосса - слетающие с ее кончика искры энергии играют, посылая разряды, от которых становится все невыносимее терпеть. Выделяющаяся смазка уже полностью заполнила разъемы, скользит по коннектору, пачкая серво и капая на кресло.

Сбрасывая электричество, аудиосенсорами слышишь собственный стон, отдаленный, словно чужой. Он пожирает, топит, приближает разрядку.
Еще немного, всего пара движений по коннектору: коснуться проводов, датчиков, обласкать их зарядами, заставляющими сжать дентопластины.
Электричество обжигает внутренние системы, а плечи вздрагивают, когда твои манипуляторы накрывают чужие.
Когти скользят по краям раскрытого грудного отсека, внедряясь в разъемы, играя с ними так, словно для этого были созданы. Коннектор сжимают до боли, и ты рычишь, подаваясь вперед, хватая за манипуляторы и дергая на себя…

@темы: Фанфик, Моё творчество, TFP, Starscream, Slash, R, PG-13, Armada

Комментарии
2017-08-21 в 18:00 

Aksalin
очень трогательные и светлые зарисовки, особенно первая :red: эта песня мне вообще очень нравится, но я никогда не думал, что она подходит к этому пейрингу

2017-08-21 в 19:53 

Kaon Justice
That is not dead which can eternal lie, and with strange aeons even death may die.
Aksalin, спасибо! я писал это очень давно, когда только начинал увлекаться тф, поэтому песня скорее ассоциация с бывший знакомым, нежели с Мегатроном. Но, так уж сложилось))

     

Lord of Heaven

главная